«Пока крутишь педали, ты едешь»

«Пока крутишь педали, ты едешь»

Оренбургскому заводу бурового оборудования – 60 лет. Свой юбилей завод встречает в полном здравии, если можно так сказать о предприятии. Его продукция востребована на рынке, конкурентоспособна, специалисты своевременно получают достойную заработную плату, а коллектив в целом – награды международных выставок и почетные знаки, в их числе  «Лидер экономики Оренбургской области». О том, легко ли быть лидером, мы разговариваем с генеральным директором завода Александром Медведевым.

— Александр Константинович, это сейчас у вашего предприятия репутация успешного, но ведь, когда Вы его возглавили, оно можно сказать, лежало на лопатках. Говорят, что на нем работало от силы человек 200…

— 140.

И как Вам, человеку далекому от заводских проблем (Вы же возглавляли страховую компанию?) пришло в голову желание взвалить на себя завод, а точнее то, что от него осталось?

— Не такой уж я был и далекий, как вы говорите. После окончания Томского политехнического института  поработал на Оренбургском машиностроительном заводе, потом несколько лет занимался вопросами развития местной промышленности в Оренбургском облисполкоме, так что представление о производстве у меня было.

Затем, работа в страховой компании – это дань 90-м, поиск себя в новых реалиях. В конце концов я понял — не мое это дело.  И поэтому, когда Минфин России потребовал от страховщиков на порядок увеличить уставный капитал (в противном случае грозило  лишение лицензии), то было принято решение компанию продать. Кое-какие средства я все-таки заработал и решил, что их нужно вложить в дело. Как раз недорого продавались ценные бумаги завода бурового оборудования, акционером, а потом и членом директоров которого я был.

— То есть, Вы прекрасно знали, что покупаете не золотую рыбку и рискнули?

— С моей стороны это был шаг вполне осознанный и даже, насколько в то время было возможно, просчитанный. Дело в том, что у нас сложилась очень хорошая команда. Производством до настоящего времени занимается Михаил Петрович Баранов, великолепный специалист в своем деле, работу с рынком замечательно возглавлял Владимир Анатольевич Голубев, который совсем недавно вышел на пенсию. Финансы всегда остаются в надежных руках финансового директора Любови Ивановны Кузьминой.

Хотя я и не обладал большим опытом в области управления предприятиями, но понимал, что для его существования, нужно иметь рыночную перспективу. Изучил рынок, чтобы понять, будет ли продукция, которую ты намерен выпускать, пользоваться спросом. Есть два варианта развития событий. Первый — берешь гайку, которую ты умеешь делать замечательно. Соображаешь: кому, кроме тебя она еще нужна? И бегаешь – продаешь. И второй: вначале выясняешь, какая на рынке нужна гайка? С какой резьбой? Ты ее делаешь, и она, так как рынок изучен,  пользуется спросом, принося прибыль. Для себя я выбрал именно второй вариант. И начал я именно с изучения рынка, причем не один, а вместе со специалистами отдела продаж и маркетинга. Плюс интернет-пространство, фирмы, которые помогают это делать, таможенная служба с ее информацией о том, сколько и каких станков, труб и другой интересующей нас продукции ввезено в Россию. Если, к примеру, ввоз труб растет, то почему бы нам их не делать, причем качеством не хуже, а по цене – ниже? Тут ничего сложного в принципе нет. Главное — четко понимать, куда двигаться. Для этого ежегодно формируется отчетный доклад с анализом рынка и нашими перспективами на нем. Мы не делаем того, что не возьмут.

— Насколько изменился завод, его продукция в результате такой политики?

— Радикально! Раньше мы делали трубы только для геологоразведки на твердые полезные  ископаемые. Сегодня их 338 видов — для геологоразведки, для нефтяников, для капитального ремонта скважин. И пошли дальше, рассудив, что если мы делаем инструмент, то почему бы не выпускать к нему и сами буровые установки?

Изучили рынок. Нашли специалиста, который хорошо знал эту тему. Он собрал команду единомышленников, которая за три года разработала  целую «конструкторскую» идеологию создания конкурентоспособных буровых установок для геологоразведки. Это очень сложно, но, как оказалось, возможно. Мы объехали чуть ли не все выставки в мире, на которых буровые установки демонстрируются. Встречались с нашим буровиками на их объектах, выясняли, как работают зарубежные станки, какие к ним претензии, какие существуют достоинства и недостатки. В результате изобрели и запатентовали две собственные линейки буровых установок: для наземного и подземного бурения. Внешне они похожи на импортные, но есть ряд фишек. У наших — совершенно другая мачта, более высокая грузоподьемность, электронное управление и т.д. В отличие от существующих, ее не нужно собирать два-три дня. Она автоматически приводится в рабочее состояние  за семь минут. Есть и другие преимущества: наши установки дешевле, хотя часть компонентов мы приобретаем за рубежом.

Ипортозамещение не потребовалось?

— Потребовалось. Благодаря ему мы разработали целый ряд сложных компонентов, которые в России до настоящего времени не производились. Это весь инструмент для бурения методом WireLine, гидравлические лебедки для ССК, компактные грузовые гидравлические лебедки, вращатели на буровые. Вращатель — это очень важный, сложный и ответственный узел. Он обеспечивает вращение с определенным усилием бурового инструмента. Ему положено крутиться 24 часа в сутки, 365 дней в году.  Как только он остановится, вся работа встанет. При его производстве не допускается никаких отступлений даже на микрон. Мы справляемся.

— И как удалось решить столь сложную задачу?

— Наши инженеры за последние годы поняли, что от них требуется. Они не сидят все время на заводе, а выезжают на буровые, и не просто наблюдают за происходящим, а участвуют в процессе сами в качестве помощников бурильщиков, чтобы через мозоли понять, что делать дальше. Поскольку это наши установки, то знаем их сильные и слабые стороны, знаем, как ремонтировать, как поддерживать в рабочем состоянии. Все знаем. А если ты купил чужую, да еще б/у (бывшую в употреблении) с документами на чужом языке без перевода, то ничего хорошего ждать не приходится. У нас в этом плане конкурентное преимущество. Если что-то пошло не так, мы мгновенно выезжаем на место. На складах всегда есть запасные части, причем качественные, как свои, так и импортные.

Сейчас работаем над линейкой проходческих буровых установок. И в планах еще много чего перспективного имеется.

— Но ведь внедрение требует, как правило, больших денег.

— Вы правы. Возьмем те же подземные буровые установки, работающие на основе «безлюдных технологий». Я, как член научно-технического совета Минпромторга РФ по горно-шахтному оборудованию, взялся за эту тему. Она очень важна, поскольку напрямую связана с безопасностью производства работ. Мы должны создать установки, которые будут управляться человеком на безопасном для него расстоянии. Он должен быть защищен от любой чрезвычайной ситуации, а под землей они случаются не редко: обвалы, взрывы газа, пожары… Люди не должны гибнуть. И одним типом установки здесь не обойтись, поэтому мы разрабатываем сразу четыре направления. Что получится, пока сказать сложно. А потому потенциальные покупатели хотели бы, чтобы мы сделали опытный образец бесплатно, они его испытают и решат, берут или нет. Их позиция понятна. Но и у нас нет возможности профинансировать проект самостоятельно. Мы вышли с этой темой в Минпромторг РФ. Приезжал министр, кстати вместе с Министром финансов РФ,  посмотрели, поприсутствовали на презентации проекта, которую я проводил прямо  в заводском цехе.

—  Произвели впечатление?

— Получил заверение, что 200 миллионов рублей министерство выделит. Но… только после того, как установки будут сделаны и пройдут все испытания. То есть я должен взять кредит в банке, они компенсируют затраты.

И на каком Вы сейчас этапе?

— Мы готовимся защитить тему. Нужен бизнес-план, рыночные персективы и проч. Это произойдет в конце марта, начале апреля.

Хотелось бы отметить, что «пробиться» в Минпромторг РФ без действенной помощи Оренбургского правительства и лично губернатора Юрия Александровича Берга было бы для нас невозможно. За что им огромное спасибо.

Хотелось бы обсудить с Вами еще одну тему – кадровую. Директора заводов, как правило, жалуются на нехватку специалистов рабочих профессий. А Вы?  

— Я не жалуюсь. Хотя проблема есть. Но, если нам нужен специалист, мы его найдем. Переманим. Естественно за хорошую зарплату. Не надо жадничать. Если нужно, подучим. Для этого есть специальные курсы.. У нас инженеры стоят на станках с ЧПУ и довольны. Я тоже доволен: грамотные, толковые.

Я вообще доволен коллективом, мы находим общий язык. Не знаю, довольны ли они мной. Но строй автомобилей рядом с проходной, дает мне основание полагать, что жизнь продолжается. Женятся, берут ипотеку, детей рожают.

Большую работу по стабилизации коллектива проводит заводской Совет ветеранов. Возглавляет его бывшая начальник основного производственного цеха Кучина Лидия Степановна. Совет работает над  сохранностью  и внедрением  замечательных трудовых традиций предыдущих поколений заводчан.

— И когда вы почувствовали, что произошел перелом и предприятие уверенно движется в правильном направлении?

 — А перелома не было. Мы просто идем и идем в гору. Тихо, мирно, аккуратно, без лишних катаклизмов. Растем. В прошлом году темп роста выручки составил 5 процентов, зато в позапрошлом  47. Легче жить не стало. Чем больше объем работы, тем сложнее. Представьте себе контракты на 80-100 миллионов. Требования заказчика очень жесткие. Не можешь соответствовать, он найдет на рынке другого исполнителя, а ты останешься без 100 миллионов. А еще фискальные орган…Не спишь, не ешь, волнуешься, как бы не случилось чего. Но у меня такое понимание жизни: пока крутишь педали велосипеда, ты едешь. Встал – тут же отстал, возможно, навсегда.

Чтобы помнили

Лидия Степановна Кучина, председатель Совета ветеранов завода:

— Я многие годы работала на заводе бурового оборудования, технологом, нормировщиком, контролером. Ушла на пенсию с должности начальника цеха в 2008 году. А в 2011 году, мне предложили вернуться, чтобы возглавить Совет ветеранов, поскольку его основатель Николай Геогеевич  Верхошенцев ушел в отставку.

Согласилась и не жалею. Руководство завода оказывает серьезное внимание ветеранам. Не помню случая, чтобы на мою просьбу оказать кому-то из них помощь, даже выходящую за рамки утвержденного для Совета бюджета, я услышала отказ. А бюджет у нас неплохой.

Каждый из ветеранов, а их более 130, может рассчитывать на помощь в приобретении лекарств, на вынужденный ремонт квартиры, на денежное вознаграждение к юбилеям, к Международному женскому Дню и Дню защитника Отечества, а участники Великой Отечественной войны, труженики тыла и войны-интернационалисты – ко Дню Победы.

Ветеранам важны не столько деньги в конвертах, сколько оказанное внимание, которое они воспринимают, как дань памяти к людям, много сделавшим для своего родного предприятия. Среди ветеранов немало таких, кто проработал на заводе свыше 20-30 лет. А, к примеру, Дамир Ибрагимович Сафаров, больше полувека, Надежда Васильевна Пухова – 48 лет. Такими людьми нельзя не гордиться. Поздравляя их с юбилеем родного завода, Совет ветеранов желает им долгих лет жизни и крепкого здоровья. Они всегда могут рассчитывать на нашу помощь и поддержку.

Деловой журнал «Финансово-Экономический Бюллетень» №2(199), 2017